The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Мнение: почему в массовых расстрелах в США виноваты мы сами

Сергей Евелев

писатель, теле и радиоведущий

02.09.2019, 08:00 EST

Опять расстрел. И опять гибнут люди. И снова одни кричат, что пора ограничить продажу оружия, а другие, снова же, убеждают всех (и себя в том числе), что оружие не стреляет – стреляют люди. Полиция рапортует о том, как быстро прибыли и отреагировали. Все вокруг перед камерами рассказывают, какой он, убийца, был хороший/плохой, умный/глупый, образованный или нет. Говорят о том, что он был частью сообщества, вежливый всегда, обходительный. И что они ни сном, ни духом…

Фото: Depositphotos

И рыдают родители о погибших детях. Им, родителям, уже никогда не выздороветь от этой потери, проживи они хоть тысячу лет. И жёны навсегда расстаются с мужьями. Кто-то теряет брата, сестру, отца… Всплеск негодования, выступления, соболезнования, похороны… и всё возвращается на круги своя до следующего случая.

И, конечно же, вопрос “кто виноват?” возносит на гребень траурной волны новых пророков, говорунов, болтунов, подлецов и негодяев, которые пользуются чужой трагедией, чтобы набрать баллы в предвыборной борьбе или утвердиться в своей организации, чем бы она не занималась. Чтобы показаться сочувствующим, понимающим, сопереживающим. Одним из тех, кто рядом, кто всегда поможет и потому – нужно за него голосовать…

В поисках виновного все указывают пальцем на кого-то. Там и родители, и школа, и полиция, и соученики издевались, и доктор недолечил, и учитель не доучил. И каждый раз, как в компьютерной игре, всё идёт по похожему сценарию. Люди гибнут, и ничего не меняется. И никогда не изменится, потому что никто не хочет взять вину на себя и назвать всех истинных виновников каждой трагедии. Не хочет, потому что это больно, страшно и налагает ответственность. А кроме того, отвлекает и мешает бороться за запрещение “использования-продажи-ношения” в свободное от работы время, заполняя этим свой досуг.

Так кто же всё-таки виноват и почему это происходит? Это два разных вопроса, хоть они и связаны между собой.

Виноваты все.

Все люди, которые окружали убийц в повседневной жизни и не забили тревогу вовремя. Мы с вами, к сожалению, больны смертельной болезнью, которая называется толерантностью или, проще говоря, «меня не парит». Мы называем вещи как угодно, только не теми именами, которыми должны бы. Поэтому кровавого убийцу называют жертвой тяжёлых обстоятельств. Оказалось что его в детстве… Чушь, туфта и хрень собачья. Всех в детстве так или иначе травмировали, но очень мало кто из выросших детей купил пулемёт и пошёл пострелять, покрошить за тяжёлое детство соучеников или посетителей бара.

По теме: Вторая за месяц стрельба в Техасе: пятеро погибших, десятки пострадавших. ВИДЕО

Нас передрессировали из нормальности на толерантность, которая нас же и убивает. Мы не обращаем внимания на очевидные признаки опасности. Все звери, птицы, насекомые даже – обращают, а мы уже нет. Миллионы лет эволюции, научившие нас избегать того, кто нам опасен, – коту под хвост. Точнее, не так. Мы как раз и избегаем того, кто нам опасен или может быть опасен, и даже иногда сигнализируем другим об этом: учителям, полиции, докторам. Но они заражены тем же самым. Да и не хотят рисковать репутацией, отравленной толерантным безразличием, за которые всё равно придётся заплатить или своей жизнью, или, не дай бог, жизнью кого-то из тех, кто рядом. Обязательно придётся. Сегодня или завтра. Не может быть иначе. Жизнь так именно и устроена, нравится нам это или не очень.

Опять идём в народ. Что там? Там пословицы и поговорки, которым тысячи лет.

“Сколько верёвочке не виться, а конец будет”, “Чего не досмотришь, за то и ответишь”. И ещё тонна других на этот случай припасены. Любой может поискать и найти.

Так о чём это я? Я о том, что никакой стрелок не берёт после завтрака винтовку и не идёт на массовый раcстрел просто так. Он месяцами всех об этом предупреждает, прямо или хотя бы косвенно. Но никто, включая тех, кто должен бы, не шевелится. Все утонули в толерантных помоях и выныривают иногда из них только для того, чтобы сказать:

“Это не страшно, само рассосётся”,
“Это не опасно, будет лучше”,
“У него было тяжёлое детство и нужно обязательно взять это в расчет”,
“Это вина его соучеников, они его травили”,
“Пусть им занимается медицина, он нуждается в помощи”,
“Это всё несчастная любовь виновата”,
“Это всё невнимательные родители просмотрели”,
“Это не моё дело, не мой город, не моя страна, не моя планета…”

…и ныряют обратно. Там до следующего расстрела относительно безопасно, тепло и уютно, и все вокруг свои, такие же бесцветные и бесхребетные. Там всё вокруг на либеральных соплях настоено и на бесконечное терпение настроено.

Фото: Depositphotos

Виноваты все. Все вокруг. Он, будущий убийца (и, конечно же, жертва: после того, как о нём узнает весь мир, ему или пуля в голову, или всю жизнь в тюрьме или психушке), взывал о помощи сто раз. Он сидел отчуждённо в интернете и вдумчиво изучал все предыдущие расстрелы. Он писал где-то, что героем быть хорошо, как бы твоё геройство ни проявлялось. Он долго готовился и многим вокруг, прямо или косвенно, о своей готовности сообщал, сигнализировал. Но помои густые, а мозги – наоборот, жидкие. Всем плевать, да и общество в целом не поощряет тех, кто поднимает тревогу, даже если ситуация, ставшая поводом для тревоги, потом для кого-то плохо оканчивается.

Да, есть признаки отчуждённости молодёжи от общества.
Да, компьютерные игры подхлёстывают жестокость, и даже воспевают её, превращая в привычку. Пусть даже пока только в игре…
Да, хочется быть героем, даже если за это придётся заплатить жизнью.
Да, хочется хотя бы раз в жизни руководить ситуацией, а не быть ей навеки подконтрольным.

Да, это всё, несомненно, провоцирующие на действия факторы. Но не могут родители (если они не в толерантной коме) не заметить странностей, не могут учителя не предположить, не могут соученики не прочесть написанное им в соцсетях, не могут любимые, которые рядом, не почувствовать.

По теме: Точка зрения: миф о фальшивых улыбках и недалеких американцах

Все мы виновны, включая средства массовой информации, которые делают неизвестного час назад человека звездой телеэкрана. Возможно, если бы никто о его “подвиге” не узнал за пределами его города или села, стрелок и не покусился бы на чужие жизни. А так, хоть на час, хоть из гроба, хоть напоследок, а всё-таки герой. Утёр нос всем, кто его не видел, не слышал, не понимал, мучил, игнорировал, не любил, с ним не дружил. Иначе не получалось, так хоть как-то, все наконец-то узнали о его существовании. Узнали и теперь долго не забудут. Хорошо бы. Но забудут и быстро. Не считая тех, кто расстался с жизнью из-за его крайней необходимости хоть каким-нибудь образом заявить о себе миру. Лучшего, менее кровавого он просто не нашёл, а другие – не подсказали.

Вот собственно и всё. И оружие не при чём, и тяжёлое безрадостное детство – не повод…

А нам всем непростительно каждый раз скотину античеловеческую жалеть и называть жертвой системы. Вот именно из-за этой мягкотелости, сердечности и уснувшей бдительности, ходим мы на кладбище чаще, чем хотелось бы.

И пока все из комы дружно не вынырнут и не начнут внимательно смотреть по сторонам, не только ожидая, пока красный свет светофора сменится зелёным, а ещё и искоса поглядывая на зреющих, как на дрожжах, завтрашних убийц наших супругов, детей и родных, ничего не прекратится и будет только хуже. Иначе не может получиться.

Когда всем неудобно (не с руки, непривычно, не принципиально, стыдно, не стоит волноваться, бесполезно сигналить… и ещё сотня всяких отговорок, вместо одного правильного действия – бить в набат, как будто бы последний день жизни пришёл), и случается трагедия. И нам ещё через сотни, а то и тысячи таких же придётся пройти, пока все не проснутся. А не проснёмся, – так нам и надо. За разгильдяйство, соплежуйство и прилюдную постыдную демонстрацию беспомощности, за демагогию, реками разливающуюся вокруг каждого случая массового расстрела.

Убитых правда жалко. Им-то за что? И родителей, и детей осиротевших тоже. А что поделаешь? Когда часовые спят, армия неприятеля получает таким образом приглашение в стан – и там что хочешь, то и делай: хоть штыком коли, хоть напалмом жги, хоть из мушкета пали.

Кто-то сказал, что так бывает только на войне. А мы с вами сейчас где находимся? Разве не на войне за выживание, где шанс есть у тех лишь, кому не все равно? А где же мы с вами, друзья-товарищи, если не на войне, за жизнь, за совесть, за правду, за будущее детей и внуков наших? Где мы? Очень интересно было бы узнать. Очень-очень…

Если вы хотите пообщаться со мной об этом — заходите на мою страничку в Фейсбуке.

ForumDaily Woman не несет ответственности за содержание блогов и может не разделять точку зрения автора.

 

Следите за историями успеха, полезными советами и многим другим, подписавшись на Woman.ForumDaily в Facebook, и не пропустите главного в нашей рассылке.