The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

‘Вы мне никто’: к каким сложностям готовиться, если вы хотите усыновить ребенка

23.09.2020, 09:00 EST

Источник: Burning Hut

Всё это совсем не обязательно случится с вами. Однако каждый десятый ребёнок, например, в России возвращается в детский дом после усыновления, потому что родители не представляли, с чем им придётся столкнуться в период адаптации. Истории трех семей, усыновивших детей, рассказывает Burning Hut.

Фото: Shutterstock

Не ждите, что ребёнок будет хорошо себя вести из благодарности за «спасение»

У каждого своя причина стать приёмными родителями. Кому-то здоровье или возраст не позволяет завести собственных, у других есть желание и ресурс сделать чью-то жизнь лучше. Главное — помнить, что вы делаете это для себя.

Надеяться, что приёмный ребёнок будет воспринимать новых родителей как «спасителей», которые дали ему шанс на новую жизнь — опрометчиво. Даже если раньше жизнь ребёнка была похожей на ад, не ждите, что он станет во всём вас слушаться из чувства благодарности.

Обычно получается ровно наоборот. Как правило, только попав в новый дом, дети стараются показать себя с лучшей стороны. Но по мере привыкания и «оттаивания», их прошлые травмы и обиды выплёскиваются на новую семью.

Юрий Никифоров, приёмный папа двух подростков, биологические родители которых ушли из жизни. Первый год дети называли его «папа Юра», но постепенно он стал просто папой.

“Мы взяли Дениса и Машу в семью три года назад. Ребята помнят своих прежних родителей, особенно дочка, она постарше. Но у Маши довольно спокойный характер, а вот у Дениса в первый год были истерики. Он отказывался делать то, что мы просили, и кричал: «Вы мне вообще никто!». Нас это очень ранило, у меня всё время мелькали мысли: вдруг я ошибся, вдруг ему с нами хуже, чем без нас. Но я просто старался не думать об этом, а сосредоточиться на своей роли отца. Со временем сын привык к нам, и эти истерики прекратились”, – рассказывает Юрий.

Ребёнку может понадобиться очень много внимания

Дети, которых бросили родители, смотрят на мир не так, как выросшие в семье. Даже если ребёнок живёт с папой, который его бьёт, он чувствует свою принадлежность к этому роду. Разрыв кровных связей — это травмирующий опыт. После потери родителей одни дети считают, что недостойны любви, и винят во всём себя. Другие перестают доверять взрослым, боясь привязаться, а потом снова испытать боль.

В любом случае ребёнку понадобится много тепла и любви, чтобы вернуть веру в себя и других. Это может проявляться в постоянном желании телесного контакта (объятий, прикосновений), страхе отпускать от себя родителей даже на несколько часов, постоянных вопросах на тему чувств.

По теме: Дети выросли: как пережить синдром опустевшего гнезда

Анна Сошинская, президент благотворительного фонда «В ответе за будущее». В семье Анны пятеро детей, среди них — приёмная дочь Наташа и ребёнок мужа от первого брака.

“Моей приёмной дочери Наташе было четыре годика, когда мы её взяли. В детском саду она не гуляла вместе с другими детьми во дворе. Она стояла у калитки и ждала меня, и невозможно было её от этого отвлечь. Сейчас ей восемь, но нехватка любви и контакта с мамой чувствуются до сих пор. Она тревожится и сомневается в нашей привязанности к ней, постоянно спрашивает, люблю ли я её и как сильно. Мой родной сын может даже не заметить, что я куда-то ушла. А Наташа сильно стрессует: ей нужно обязательно сказать, что я иду по делам и вернусь через пару часов. Она хочет тактильного контакта: утром мы должны вместе полежать в кровати, хотя бы пять минут. Периодически она говорит, что ей хотелось бы, чтобы это я её родила. Я отвечаю, что мне тоже хотелось бы, но это не имеет значения — мы всё равно семья”, – рассказывает о своей семье Анна.

Ребёнок может проверять вас и провоцировать отказаться от него

Страх привязаться и быть брошенным вызывает желание поскорее разорвать зарождающуюся связь. Дети не знают, что такое абсолютная родительская любовь, и не верят, что кто-то может искренне привязаться к ним. Боясь, что рано или поздно их вернут в детский дом, они пытаются сделать всё, чтобы это произошло как можно быстрее.

Чаще всего это толкает их на крупные провокации — воровство, агрессию, откровенную ложь, жестокое обращение с другими членами семьи. Дети априори считают себя плохими и стараются показать свои самые тёмные стороны, чтобы «не обманывать» новых родителей на свой счёт.

“В первый год было ощущение, что наш приёмный сын пытался нащупать границы нашей любви. Он не верил, что мы уже не откажемся от него и не вернём в детский дом. Учителя постоянно жаловались на его поведение в школе. А один раз он украл деньги и отказывался признавать вину. Мне пришлось много с ним разговаривать и объяснять, что он может вырасти достойным человеком, а признавать свои ошибки — качество сильных людей”, – вспоминает Юрий Никифоров.

У ребёнка могут возникать сложности в простых бытовых вещах

Дети из интернатов часто ничего не знают о быте обычных семей. Им выдают чистую одежду, кормят готовой едой в столовой. Они не участвуют в уборке дома, не ходят в магазин за продуктами. Многие даже не подозревают, что еда до приготовления выглядит как-то иначе — у них не было бабушки и дедушки, которые брали с собой в деревню сажать картошку.

В детских домах всё подчинено расписанию. У детей нет возможности повлиять на него и самостоятельно решить, чем заниматься. Попав в семью и столкнувшись с новыми обязанностями и свободой, они иногда не знают, что делать и «бунтуют» против изменений старого режима.

По теме: Любовь и брак по-американски: 10 фактов об отношениях в США

Олеся Клюева чувствовала сопротивление со стороны приёмных детей в течение года после усыновления. Затем увидела свои привычки в их поведении и поняла, что они становятся «своими».

“У нас с мужем трое приёмных детей. Вообще-то мы искали двоих, но Кирилл, Диана и Юля — кровные брат и сёстры, поэтому мы взяли сразу всех. Мы оба достаточно опытные родители, но в начале просто не знали, что делать. Дети нас совершенно не слушались. Они капризничали, отказывались есть или принимать душ. Младшая дочка могла что-то требовать и говорить: «Я буду плакать, пока вы мне это не дадите». Психолог посоветовал нам восстановить режим, который у них был в детском доме, и делать всё по расписанию. Мы вставали в одно и то же время, завтракали, занимались. Обед, полдник, тихий час — всё по расписанию. Это помогло: детям стало проще. На адаптацию ушёл примерно год”, – рассказывает приемная мама.

У ребёнка могут быть сложности с учёбой и мотивацией

Проблемы с учёбой бывают у любого ребёнка. Но с детьми, которые росли в закрытых учреждениях, часто приходится сложно. Они менее самостоятельны, не отстаивают своё «я», привыкают не выделяться. Без амбиций и веры в себя ребёнок слабо мотивирован стараться и учиться новому.

“Наши дети не были заинтересованы учиться. В детском доме они не заморачивались совсем — им ставили «тройки» просто так. Я не ожидал, что придётся так много времени тратить на помощь с домашними заданиями. Многое из школьной программы я уже забыл, поэтому пришлось тоже засесть за учебники. Особенно тяжело стало, когда мы перешли на электронное обучение во время карантина. Но самое сложное было — заставить их поверить в себя и объяснить, что учёба поможет в жизни”, – делится Юрий Никифоров.

Частый диагноз у воспитанников детских домов — умственная отсталость. Это состояние бывает вызвано социальными причинами и недостатком внимания к развитию ребёнка и, соответственно, со временем выравнивается. В других случаях замедленное развитие связано с особенностями здоровья. Тогда родителям нужно быть готовыми к тому, что у ребёнка будут сложности с учёбой.

“В медкарте Наташи значилось «умственная отсталость под вопросом». Я фанат образования, но была готова усмирить родительские амбиции и просто помочь ей найти себя в жизни. Со временем оказалось, что у неё высокая познавательная активность! Ей нравится учиться, а ещё она занимается гитарой, плаванием и живописью. Отказываться ни от чего не хочет — говорит, что всё успевает. Сейчас она догнала и даже обошла сверстников в учёбе, и мы добились того, чтобы диагноз сняли”, – рассказывает Сошинская

У ребёнка могут быть любые непредсказуемые реакции

Каждый ребёнок уникален — со своими страхами, талантами, сильными и слабыми сторонами. Но когда вы знаете его с рождения, то имеете возможность увидеть, как окружающий мир влияет на его характер. Это позволяет примерно понять, чего можно и нельзя ожидать.

По теме: Страшилки перед сном, котлеты с хлебом и первая любовь: как советские дети отдыхали в пионерлагерях

С приёмными детьми многие сложности невозможно предсказать. Особенно если они не типовые, а вызванные личным опытом ребёнка и историей его жизни. Историей, о которой вы знаете поверхностно или совсем ничего.

“Когда мы только взяли Наташу из детского дома, она боялась всего: машин, животных, воды. У нас дома живёт огромная добрейшая собака, любимица семьи. Дочка кричала, только увидев её, собака не понимала, что происходит и громко лаяла. Мы не знали, как всех успокоить, первые полгода жили в аду. Но проблема была не только в собаке — на прогулке дочь боялась кошек и голубей. Я не могла купать её, ей было страшно, когда лилась вода. Я не знаю, как её купали раньше, поэтому даже не могу предположить, откуда шёл этот страх”, – вспоминает Анна Сошинская.

Приёмное родительство не всегда сопряжено с этими трудностями. Ребёнок может легко и быстро влиться в семью, такое тоже бывает. Но вы непременно должны быть готовы к сложным ситуациям — чтобы не оказаться в полной растерянности, если они наступят.

Следите за историями успеха, полезными советами и многим другим, подписавшись на Woman.ForumDaily в Facebook, и не пропустите главного в нашей рассылке.