The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

‘Я – заложница’: почему дочь эмира Дубая умоляет мир спасти ее от отца

18.02.2021, 11:01 EST

Источник: Радио Свобода

Принцесса Латифа, одна из дочерей эмира Дубая, шейха Мохаммеда ибн Рашида аль-Мактума, премьер-министра ОАЭ, опубликовала видеозапись, фактически крик о помощи, в которой в очередной раз обвинила отца в том, что он держит ее под домашним арестом после ее неудачной попытки побега из страны в 2018 году. Теперь ее судьбой озаботились в Организации Объединенных Наций, пишет Радио Свобода.

Фото: Shutterstock

После появления нового видеообращения 35-летней принцессы (шейхи) Латифы Управление Верховного комиссара ООН по правам человека 16 февраля заявило, что скоро направит запрос в ОАЭ относительно ее жизни и здоровья.

Высказались и многие мировые политики. Например, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заявил, что его правительство очень обеспокоено происходящим, но пока что “подождет и посмотрит, как ООН будет продвигаться с собственным расследованием”.

В конце февраля 2018 года принцесса Латифа бинт Мохаммед Аль Мактум, дочь шейха Мохаммеда от одной из младших жен (родом из Алжира), попыталась бежать морем из своего дворца в Дубае. Причем обстоятельства ее неудачного побега, который она планировала в течение 7 лет, вполне могли бы стать сюжетом романа или художественного кинофильма. Достаточно сказать, что сперва Латифа вместе со своей подругой Тиной Яухиайнен, гражданкой Финляндии, добралась до соседнего Омана, а оттуда они на двух водных мотоциклах рискнули отправиться прямо в открытый океан, где на зафрахтованной в США яхте “Ностромо” их ждал приятель, бывший офицер ВМФ Франции и действующий агент французской внешней разведки Эрве Жобер, с преданным экипажем.

Все вместе они поплыли к берегам Индии. Однако в конце пути, когда побег, казалось бы, почти удался, “Ностромо” недалеко от Гоа была взята на абордаж (с вертолетами, стрельбой шумовыми и дымовыми гранатами, потасовкой, завязыванием глаз и прочими элементами классического голливудского триллера) действовавшими совместно бойцами спецназов ОАЭ и Индии, решившей не портить отношения с могущественным шейхом Мохаммедом. В момент захвата яхты принцесса посылала подругам последние отчаянные голосовые сообщения, кричала, что она “видит дым и слышит выстрелы”. Правительство Индии тогда подверглось большой критике за свои действия.

К счастью, во время захвата “Ностромо” никого не убили и сильно не покалечили. После вмешательства финского МИД Тину Яухиайнен потом отпустили, Эрве Жобер и его команда каким-то таинственным образом также вскоре очутились на свободе (хотя их яхту конфисковали и потом еще по запросу из Дубая задерживали по линии Интерпола даже в Люксембурге), а вот несчастная шейха Латифа принудительно была возвращена домой на борту фрегата ВМС ОАЭ. Многие западные политики, журналисты и международные правозащитные организации, вроде Human Rights Watch, уже в 2018 году несколько раз безуспешно требовали от Дубая предоставить информацию о ее судьбе.

По теме: Изабель душ Сантуш: как гражданка России стала самой богатой женщиной Африки

Многие детали этой истории могли бы тогда так и остаться неизвестными широкой публике, если бы не всплыло первое из записанных вскоре принцессой видео, в котором Латифа рассказала о своей “золотой тюрьме”, отсутствии выбора и домашнем насилии, с которым она столкнулась по приказу отца.

По словам шейхи, отец в последние годы запрещал ей почти всё – одеваться, как ей хотелось, общаться с друзьями, водить машину и путешествовать. При этом Латифа – очень современная женщина с либеральными взглядами. Например, она – опытная парашютистка, имеющая рейтинг инструктора по скайдайвингу высокой степени Accelerated freefall (AFF) и тренировавшаяся у бывших чемпионов мира по прыжкам с парашютом.

И вот сейчас, в феврале 2021 года, шейхе Латифе удалось записать новое тайное послание – из ванной комнаты в каком-то неизвестном доме или дворце. По ее словам, это единственное место, где она может оставаться наедине на непродолжительное время. Как Латифа смогла получить смартфон и доступ в интернет, неизвестно, однако эта видеозапись попала в распоряжение журналистов Би-би-си. Принцесса вновь обвинила своего отца шейха Мохаммеда в том, что он держит ее под жестким домашним арестом в Дубае с тех самых пор, как она попыталась бежать в 2018 году, и что теперь она серьезно опасается за свою жизнь и здоровье.

Вот твит организаторов международной кампании спасения шейхи Латифы с ее последним видео, озаглавленным “Я заложница”:

71-летний шейх Мохаммед на Западе всегда считался политиком, ориентированным на проведение реформ. Его личное состояние оценивается примерно в 12 миллиардов долларов. Мохаммед ибн Рашид аль-Мактум лично руководил преобразованием Дубая в современную столицу мирового уровня, именно он стоял у истоков создания авиакомпании Emirates и строительства самого высокого здания в мире – Бурдж Халифа.

Однако история женщин его семьи выставила его совсем в другом свете. Их судьба стала ярким примером растущей тенденции в ближневосточном мире: ранее забитые, покорные супруги и дочери членов арабских монарших фамилий стараются покидать свои дома и семьи в поисках убежища в других местах, которые они считают более цивилизованными. Однако получается это у немногих.

Все происходящее сокрушительно бьет по имиджу Дубая и ОАЭ в целом как привлекательного места для международного бизнеса. Объединенные Арабские Эмираты, кстати, остаются сегодня единственной страной среди нефтяных монархий Персидского залива, в которой нет никаких законов, запрещающих насилие в отношении женщин в семье (в Саудовской Аравии, Катаре, Омане, Кувейте и Бахрейне такие законы есть, и в некоторых случаях они крайне сурово карают мужчин за преступления против женщин и вообще членов своей семьи).

По теме: Литовский гинеколог рассказала про ужасы работы в Дубае

Принцесса Латифа – уже третья по счету женщина из семьи правителя Дубая, обратившаяся к миру с просьбой о помощи. Первой была шейха Шамса аль-Мактум, еще одна дочь премьер-министра ОАЭ. Она была похищена из семейного поместья в Суррее в Южной Англии в 2000 году и насильно вывезена на родину. С тех пор о ее судьбе тоже почти ничего не известно.

Но наибольший скандал, вновь мирового масштаба, вызвало бегство в 2019 году из Дубая в Европу, и на этот раз удачное, Хайи бинт аль-Хусейн, младшей и наиболее известной жены шейха Мохаммеда, единокровной сестры нынешнего короля Иордании Абдаллы Второго. Она также обвинила мужа и все власти ОАЭ в угрозах, пытках и насильственном ограничении свободы, в том числе многих ее родственниц, включая принцесс Латифу и Шамсу.

Это также была история, полная драматических и даже интимных подробностей, поскольку “опозоренный” эмир Мохаммед бин Рашид аль-Мактум после ее побега утверждал, что уличил Хайю в давнем романе с бывшим офицером элитного британского спецназа SAS и даже подал на нее в лондонский суд.

Хайя бинт аль-Хусейн, одевающаяся как европейская светская львица, красавица-спортсменка, в той или иной степени говорящая на шести языках (включая русский) долгое время была самой публично известной из шести официальных жен своего супруга.

С собой при побеге она забрала двух детей, мальчика и старшую девочку. Во второй половине 2019 года она нашлась сначала в Германии, где запросила убежища и подала документы на развод, а затем в своем особняке стоимостью в 107 миллионов долларов в Лондоне. С собой принцесса Хайя прихватила около 39 миллионов долларов наличными. По ее словам, она покинула ОАЭ опасаясь за свою жизнь, хотя ранее пыталась поддерживать супруга и опровергать всякие обвинения в его адрес.

Незадолго до собственного побега, в декабре 2018 года, Хайя бинт аль-Хусейн даже пригласила свою личную подругу Мэри Робинсон, бывшего президента Ирландии, в ОАЭ, чтобы та встретилась с шейхой Латифой – из-за возросшей уже тогда международной озабоченности по поводу безопасности жен и дочерей дубайского правителя. Позже Робинсон опубликовала фотографии своей встречи с выглядевшей ошеломленной и подавленной Латифой – и ее быстро раскритиковали за участие в том, что мировая общественность назвала “постановочным спектаклем”.

Мэри Робинсон после этой встречи утверждала, что принцесса Латифа произвела на нее впечатление невменяемой женщины, однако получающей должный врачебный уход и окруженной заботой семьи. В ответ анонимные друзья Латифы заявили, что до неудачного побега в 2018 году принцесса находилась абсолютно в здравом уме, и ее подавленная и неустойчивая психика может быть лишь результатом (и свидетельством) насилия, потрясений во время штурма “Ностромо”, последующего длительного содержания в заключении и принудительного применения медикаментов.

Следите за историями успеха, полезными советами и многим другим, подписавшись на Woman.ForumDaily в Facebook, и не пропустите главного в нашей рассылке.