Супер-мамы и токсичная ложь: кому точно не стоит завидовать - Woman.ForumDaily
The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Супер-мамы и токсичная ложь: кому точно не стоит завидовать

22.01.2019, 09:00 EST

Источник: Vice.com

Вы знаете о ком мы говорим: о супер-мамах Инстаграма, которые «остаются успешными», несмотря на то что жизнь «так тяжела».

Фото: Depositphotos

Её лицо — как с рекламы косметического магазина. Волосы рассыпаются по плечам каскадом гладких, блестящих, с продуманным беспорядком, волн, пишет автор Vice.com. Она держит своего новорожденного руками с глянцевыми ухоженными ногтями в слегка неубранной комнате – полотенце небрежно свисает со спинки дивана, соска-пустышка на столе, игрушки на полу.

Подпись на фотографии из Инстаграм гласит: «Жизнь не всегда идеальна, как картинка». Я задалась вопросом, откуда у неё взялось время на укладку, маникюр и макияж, в то время как я не могла вспомнить, когда я в последний раз принимала душ. Я держала в одной руке своего собственного младенца, что не давало мне возможности швырнуть своим телефоном через всю комнату в минуту полного отчаяния. Вместо этого я начала плакать. Долго плакать.

Люди думают, что знают, что такое послеродовая депрессия и послеродовая тревожность. Это и страшные заголовки в новостях о новоиспечённых мамах, которые делают неописуемые вещи, причиняя вред себе или своим детям. Это и душераздирающие эпизоды сериала «Право и порядок» и спорные фильмы в главной роли с Шарлиз Терон. Но послеродовая депрессия не всегда выглядит так явно. Иногда, она выглядит так, как выгляжу я сейчас.

Послеродовая депрессия и тревожность не является чем-то чёрно-белым, в ней много серого. Это целый спектр эмоций, и поскольку нереалистичные стандарты заставляют женщин неохотно открываться друзьям и семье, более половины женщин с послеродовой депрессией остаются недиагностированными.

В роли новых мам мы испытываем громадный сдвиг в идентичности и ответственности. Естественно, мы ищем поддержку и понимание в Интернете и в социальных сетях. Но в нашем нынешнем обществе, основанном на инстаславе, мамы настолько увлечены своей риторикой о «совершенной несовершенности» и идеальными образами, что они непреднамеренно отталкивают от себя тех людей, с которыми, по их мнению, они хотят установить связь.

Вы знаете о ком я: о супер-мамах Инстаграма, о тех, которые «остаются успешными», несмотря на то что жизнь «так тяжела». Хотя она вернулась в свой вес до беременности, но её тело «уже просто не то, что было». Но надо же, материнство – самое удивительное чудо её жизни.

Фото: Depositphotos

Эти «совершенно несовершенные» мамы не помогают женщинам, когда те совершают переход к материнству. На самом деле, они возможно даже больше вредят, чем мамы, которые торгуют совершенством. «Совершенно несовершенный» контент – это способ сочувствовать женщинам на поверхностном уровне, не раскрывая никаких глубоких ран. Это может привести к большему чувству изоляции и сдерживать новых мам от поиска помощи у профессионала, когда они в ней нуждаются больше всего.

«Стремясь оправдать трудности материнства при нормальных обстоятельствах, социальные сети могут свести к минимуму переживание очень реальной патологии, такой как послеродовая депрессия и/или тревожность, – говорит Лесли Акерман, психолог из Нью-Йорка. — Из-за шквала доступной информации новые мамы, испытывающие послеродовую депрессию или тревожность, могут с меньшей вероятностью обратиться за помощью, поскольку социальные медиа непреднамеренно нормализуют атипичные реакции на стрессоры или эмоциональные состояния, требующие клинического вмешательства».

Когда у меня родился сын год назад, я была ошеломлена и не в состоянии справиться с навалившимся. Я знала, что люблю его, но я была в ужасе. Наша больничная комната была крошечной, но я не хотела покидать её. В нашей квартире не было медсестёр, и у моей кровати не было кнопки, которую я могла бы нажать, когда у меня возникал вопрос.

Мы вскоре узнали, что у нашего ребенка была желтуха, и нас попросили остаться ещё на одну ночь. Я была так рада.

Когда нас выписали и мы собрались домой, было темно, и не только потому, что было 8 вечера. Это был другой вид темноты, как будто кто-то положил одеяло на весь мир. Вспоминая о тех первых неделях дома с нашим сыном, я всё вижу только в чёрных тонах, как будто была постоянная ночь.

Меня охватила тревога. Я боялась менять ему подгузник, потому что он начинал орать. Он кричал и кричал. Грудное вскармливание не шло гладко, и я не спала. Всё ещё усугубилось маститом, абсцессом в моей груди, впридачу к не одной, и даже не двум, но трём аллергическим реакциям на различные антибиотики, которые я принимала для лечения. Я так волновалась насчёт синдрома внезапной детской смерти и удушением, что у меня были кошмары на эту тему или я просто не могла спать ночью из-за этого. Мысль выйти прогулятся с малышом казалась невозможной и неосмотрительной из-за вирусов, громких шумов, температуры, солнца, незнакомцев, насекомых, собак и всего прочего.

Во время визита к доктору, когда моему малышу исполнилось 6 недель, я объяснила своему доктору, как я себя чувствую. В ответ мне дали пройти примитивный тест на наличие депрессии, согласно которому депрессией может страдать каждый. Я искала статьи о послеродовой депрессии, которые соответствовали моим симптомам, и пыталась найти личные истории женщин, которые испытывали подобные уровни беспокойства. Ничего основательного я не нашла – какие-то поверхностные статьи на блогах с приторными советами и беглыми ссылками на сайты психического здоровья.

Исследования показывают, что от 70 до 80 процентов женщин пребывают в подавленном состоянии после родов (что, как правило, менее выражено), а 15 процентов женщин испытывают послеродовую депрессию.

Уже сейчас нам говорят, что нормально, а что нет – большинство людей переживают подавленное настроение после рождения ребёнка, а у небольшого процента есть послеродовая депрессия. Мы связываем послеродовую депрессию с глубоко постыдным чувством за то, что не являемся идеальной, счастливой матерью. Хуже того, что послеродовую депрессию часто путают с послеродовым психозом, стигматизированным расстройством, которое заставляет женщин неохотно делиться тем, как они себя чувствуют.

Фото: Depositphotos

«Многие люди не обращаются за помощью из-за того, что не имеют достаточной информации о том, что такое послеродовая депрессия, – говорит Ариэла Вассерман, психолог Медицинского центра Университета Нью-Йорка. — Другие приписывают некоторые депрессивные или тревожные симптомы естественному течению материнства, полагая, что это «нормально» чувствовать себя подавленно после рождения ребёнка. Беспокойство о способности быть хорошим родителем или беспокойство о том, что скажут другие о нас, а также стыд и стигма являются препятствиями для женщин в обращении за помощью». По моему опыту, придача гламурности послеродовому хаосу и последующее чувство неполноценности только лишь усугубляет чувство стыда.

Я знала, что что-то не так. К счастью, до того как я забеременела, я ходила к прекрасному терапевту, поэтому я записалась на как можно больше сеансов. Мы придумали план: я постараюсь высыпаться (ага, точно), выделять больше времени для занятий спортом, и выходить из дома на 15 минут каждый день, несмотря ни на что.

Если бы не было изменений в течение месяца или около того, мне бы пришлось обратиться за помощью к психиатру и пройти курс лечения лекарством по рецепту.

Мой план сработал. Прогулки, тренировки, свежий воздух, случайная встреча с сочувствующей новоиспеченной матерью – всё это уменьшало мою грусть и страхи. Я смогла увидеть, в каком тёмном месте я побывала, только потому что теперь я ныряла в столь необходимый свет. Конечно, были неудачи (например, когда я застряла в пробке со своим плачущим сыном и издала гортанный крик раздражения, что напугало моего малыша до визга), но мне дали инструменты, определяющие мои триггеры и возможность борьбы с ними. После нескольких месяцев моей терапии я, наконец, поняла, о чем говорили все мамы, – я могла находиться со своим ребёнком и действительно наслаждаться этим процессом.

Я всегда откровенно рассказывала о своём опыте, даже в самые мрачные для меня времена, но я обнаружила, что многие женщины не хотят говорить о материнстве в контексте психического здоровья. Вместо того, чтобы поддерживать плоский и поверхностный разговор с противоречивыми фото в Instagram, нам нужно снять этот позорный занавес, будучи открытым, честным и добрым друг с другом.

Нам нужно быть более искренними в отношении своих чувств, чтобы нормализовать их. Так многие из нас страдают молча, потому что мы не честны с собой.

Признать факт, что вы действительно не хотите иметь дело с подгузником, наполненным дерьмом, и кричащим ребенком, пока ваше влагалище всё ещё опухшее и кровоточит? Это же правда.

Мамы, давайте честно говорить о том, что иногда мы носим испачканные ребенком джинсы, которые на самом деле остались ещё со времён беременности, потому что только в эти джинсы вы помещаетесь. Опубликуйте фотографию своего ребенка, стоящего в луже собственной мочи, потому что у вас кончились обычные подгузники и вы подумали, что подгузник для купания вас спасёт (ответ: подгузники для купания не впитывают влагу). «Совершенная несовершенность» подразумевает состояние совершенства. Ключом к разрушению поверхностных барьеров и невозможных ожиданий для нас является установление линий связи и создание безопасных мест для женщин, куда они могут обратиться за помощью, если они в ней нуждаются.

Следите за историями успеха, полезными советами и многим другим, подписавшись на Woman.ForumDaily в Facebook и Instagram, и не пропустите главного в нашей рассылке.