Силикон или жизнь: темная сторона грудных имплантатов - Woman.ForumDaily
The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Силикон или жизнь: темная сторона грудных имплантатов

20.06.2019, 09:00 EST

ForumDaily Woman

В соцсетях время от времени можно наткнуться на обсуждение «болезни грудных имплантатов» (breast implant ilness, BII): женщины, давно или недавно сделавшие операцию по увеличению или реконструкции груди, обсуждают утомляемость, боль в мышцах и суставах, нарушение сна и другие симптомы. В качестве доказательства связи этих проблем с имплантатами они ссылаются на так называемый ASIA-синдром, по первым буквам английского названия «аутоиммунный синдром, вызванный адъювантами». Вместе с экспертами Wonderzine разбираемся, существует ли этот синдром на самом деле и нужно ли бояться силиконовых имплантатов.

Фото: Depositphotos

Синдром Шенфельда

В 2011 году в Journal of Autoimmunity появилась статья израильского учёного Иегуды Шенфельда и его коллег о новом синдроме под названием ASIA; авторы объединили в него несколько разных состояний — в частности, так называемый силиконоз (токсическое воздействие силикона), макрофагальный миофасциит (также называемый синдромом больного здания) и поствакцинальный синдром. Как описывают авторы, все эти состояния характеризуются мышечной болью или слабостью, болью в суставах, хронической утомляемостью, нарушениями сна и памяти, сухостью во рту, а позже могут присоединиться более чёткие аутоиммунные процессы. Другая общая характеристика — это предшествующее воздействие адъюванта, то есть добавочного компонента вакцины (в первую очередь алюминия), силиконового имплантата или вещества, присутствующего в окружающей среде, в частности, в строительных материалах.

Можно заметить, что большинство публикаций о синдроме ASIA исходят от Шенфельда и его коллег, а оригинальная статья 2011 года была опубликована в журнале, главным редактором которого является сам Шенфельд. Профессор также известен тем, что читает в СПбГУ курс лекций о будущем терапии аутоиммунных заболеваний — «молекулах на основе глистов», что заставляет задуматься о научной обоснованности его высказываний. По словам кандидата медицинских наук, члена Европейской академии аллергологов и клинических иммунологов (EAACI), врача-иммунолога Умара Хасанова, синдром очень спорный, а его проявления настолько неспецифические, что при желании притянуть этот диагноз можно кому угодно, как до сих пор происходит с несуществующей вегето-сосудистой дистонией. «Об опасности адъювантов вакцин уже перестают говорить даже люди, пропагандирующие отказ от вакцинации, но, возможно, надвигается очередная волна страшилок», — продолжает врач.

В научном сообществе быстро появились опровержения: так, в Практическом журнале аллергологии и клинической иммунологии (JACI In Practice) вышла статья под названием «Доказательства, опровергающие существование синдрома ASIA». Поскольку Шенфельд утверждает, что алюминий в составе вакцин способен вызывать аутоиммунные заболевания, особое опасение это должно вызывать у аллергологов: во время аллерген-специфической иммунотерапии (АСИТ) они применяют препараты, содержащие намного больше алюминия. В ходе такого курса лечения пациент может получить около 350 мг алюминия за пять лет — во много раз больше, чем от троекратной вакцинации против вируса гепатита В (750 мкг). Так вот, у людей, прошедших АСИТ, риск аутоиммунных заболеваний не возрастает, а снижается — и это мощный аргумент против существования синдрома ASIA. Проведено и много исследований связи адъювантов вакцин с аутоиммунными заболеваниями, включая сахарный диабет, рассеянный склероз, системную красную волчанку. Во всех случаях эта связь отсутствовала.

Критерии, на основании которых предлагается ставить диагноз ASIA, вызывают много вопросов, они настолько широки, что не могут быть точными. Первый из них — это воздействие вакцины или другого инородного вещества в любой момент времени в течение жизни, что применимо ко всей мировой популяции. Утомляемость, боль в мышцах, проблемы со сном или повышение температуры тела встречаются на протяжении жизни у 25–100 % населения. Ещё один критерий диагностики — исчезновение симптомов после удаления инородного вещества из организма, но в случае тех же вакцин это просто невозможно. Авторы опровергающей статьи последовательно разъясняют, почему ни один из критериев не является достаточно чётким, чтобы можно было и правда говорить о существовании синдрома (кстати, помимо ASIA, его называют и синдромом Шенфельда).

По теме: Грудные импланты испортили жизнь: жительница Латвии годами не знала, что с ней, пока не поехала в Америку

Синдрома ASIA нет в Международной классификации болезней, а в США, где действует система компенсаций за вызванные вакцинами нежелательные явления, известно об одной заявке, связанной с этим диагнозом. Она не была удовлетворена по простой причине: существование синдрома не доказано. Судя по всему, Шенфельд пытается убедить публику, что «после» и «вследствие» — одно и то же, и это нетрудно, учитывая, сколько людей верит в эффекты, например, электромагнитных бурь.

Официальные опровержения появились и на сайтах некоторых клиник — врачи опасаются, что из-за боязни осложнений люди будут отказываться от вакцинации. Это может привести к повышению смертности от предотвратимых болезней, включая рак шейки матки. Авторы статьи в JACI предлагают международным организациям, в том числе ВОЗ и Международному объединению иммунологических сообществ, собрать независимую экспертную панель, которая изучила бы диагностические критерии ASIA и сделала бы официальное заявление.

В научно-популярном блоге Sceptical Raptor, автор которого активно борется с лженаукой, объясняется, что синдром Шенфельда — очередная выдумка антивакцинаторов. Автор проводит целое расследование: помимо низкого качества исследований, на которые ссылается Шенфельд, ряд его работ профинансирован организацией Dwoskin Foundation, она поддерживает и других авторов, опубликованные работы которых о вреде вакцин были отозваны. Основатель другого института, также спонсирующего работы Шенфельда, однажды назвал вакцины «ядом холокоста для мозга и иммунной системы наших детей».

Фото: Depositphotos

Силиконоз

Синдром Шенфельда не выдерживает критики из-за размытых критериев и антивакцинаторского настроя — но как насчёт одного из его компонентов, так называемого силиконоза, который, предположительно, вызван силиконовыми имплантатами? Некоторые сообщения о реакциях на силиконовые имплантаты описывают местные, а не системные реакции — даже если в заголовке упоминается тот самый ASIA-синдром. В других случаях авторы заявляют о вызванных силиконом аутоиммунных заболеваниях, но доказать эту связь не могут — например, в публикации, где речь всего о трёх пациентках, у одной после удаления имплантатов состояние не улучшилось, а остальные от их удаления отказались. В другом случае после анализа данных за тридцать лет выяснилось, что жалобы уменьшились у 27 из 54 женщин, которые удалили имплантаты. Стоит отметить, что речь именно об уменьшении субъективных жалоб, а у женщин с действительно диагностированными аутоиммунными заболеваниями объективные показатели (результаты анализов) не менялись.

Силиконоз — состояние, вызванное миграцией частиц силикона в организме — был описан в середине девяностых. Изначально речь шла о токсичности жидкого силикона, но один автор одной из публикаций заявил, что он может развиться и после протезирования силиконовыми имплантатами. В другой публикации 1994 года утверждается, что силикон не инертен: за двадцать пять предшествующих лет были случаи, когда частицы силикона мигрировали в лимфатические узлы или в нервную ткань. Тогда, в 1991 году, имплантаты были отозваны с американского рынка и на некоторое время запрещены. Со временем накопилось множество доказательств их безопасности, и они были вновь одобрены FDA. На сегодняшний день позиция агентства такова: имплантаты в целом безопасны, но с их применением связаны определённые риски; прежде чем решиться на операцию, важно понимать, что она вряд ли даст пожизненные результаты, знать о составе протеза и его качестве, осознавать вероятность осложнений.

В марте 2019 года FDA было проведено крупное слушание с участием исследователей, пластических хирургов, производителей имплантатов и женщин, считающих себя пострадавшими от «болезни грудных имплантатов». В мае на сайте FDA появилось официальное заявление, где говорится: «Мы получаем от пациенток сообщения об опасениях, что установленные им имплантаты связаны с такими реакциями иммунной системы, как хроническая усталость, когнитивные нарушения, боль в суставах и мышцах. Хотя у FDA нет доказательств того, что имплантаты могут вызывать такие симптомы, известно, что у некоторых женщин они исчезают после удаления протезов; некоторые пациентки и врачи называют данное состояние болезнью грудных имплантатов. Мы считаем, что женщины, рассматривающие возможность операции, должны об этом знать». Агентство планирует повышать информированность пациенток и медицинского сообщества, чтобы решения принимались на основе как можно более полных знаний.

Как рассказывает кандидат медицинских наук, пластический хирург, заместитель национального секретаря ISAPS (Международное общество пластических, реконструктивных и эстетических хирургов) Дмитрий Мельников, после удаления имплантатов по любой причине их направляют на гистологическое исследование, и частиц силикона на поверхности не обнаруживают. Теоретически возможен разрыв имплантата, дефект на уровне заводского брака, но это редкость, и в любом случае с аутоиммунными процессами такие случаи не связаны. Врач-ревматолог клиники «Рассвет» Ирина Бабина отмечает, что имплантаты постоянно совершенствуются и особое внимание уделяется их иммунологической инертности; хотя вокруг имплантата часто формируется фиброзная капсула, что можно считать ответом организма на инородное тело, это не системный аутоиммунный процесс. Важно, чтобы имплантаты были хорошего качества и подбирались индивидуально.

По теме: Как грудные импланты разрушили мою жизнь: личный опыт

На мировом рынке можно столкнуться с некачественными или поддельными имплантатами. Лучший способ защитить себя — искать клинику и врача с хорошей репутацией, знать, что они работают с проверенными поставщиками, не доверять предложениям поставить «точно такие же» имплантаты в два раза дешевле. В попытке сэкономить можно нарваться и на неквалифицированных медработников: в прошлом году в Австралии почти 250 пациенток сети The Cosmetic Institute обратились в суд в связи с осложнениями после увеличения груди. Сеть клиник предлагала операцию недорого и в рассрочку — по 20 долларов в неделю; как выяснилось, операциями занимались вообще не пластические хирурги. Другой страшный случай из Австралии — операция, проведённая на дому и без присутствия анестезиолога; в результате разбирательства нанесённый пациентке ущерб был оценён более чем в 200 тысяч долларов.

Испанские пластические хирурги отмечают, что сталкиваются с последствиями использования низкокачественных протезов, когда к ним обращаются пациентки после «хирургического туризма». Не ясно, о каких именно странах идёт речь, но из-за низких стандартов в отношении материалов и процедур люди иногда возвращаются, не имея даже медицинской выписки. Правда, несколько лет назад скандал разразился и в Европе: выяснилось, что французская компания PIP много лет поставляла на рынок имплантаты, наполненные техническим силиконом — он в десять раз дешевле медицинского и не одобрен для применения у человека. Считается, что с 1991 по 2011 год эти протезы получило от 300 до 400 тысяч пациенток. Частота разрывов имплантата и воспалений доходила до 10 %, и PIP были отозваны с рынка в ЕС. Судебные процессы продолжаются до сих пор: так, выяснилось, что жертвой обмана со стороны PIP стала и организация, которая занимается проверкой качества материалов. Европейская комиссия продолжает собирать данные о последствиях операций, организована Всемирная ассоциация жертв имплантатов PIP, которая помогает женщинам получить компенсацию.

Фото: Depositphotos

Что насчёт лимфомы?

В феврале FDA было опубликовано сообщение о связи имплантатов с одним из видов лимфомы. Заболевание назвали анапластической крупноклеточной лимфомой, ассоциированной с грудными имплантатами (BIA-ALCL). Агентство также выпустило письмо для медработников о том, как обсуждать с пациентами риск этого заболевания и о его выявлении. Риск этой лимфомы оценивается как 1:30 000, хотя по австралийским данным, среди женщин с полиуретановыми и текстурированными силиконовыми имплантатами он может достигать 1:1000. Почти сразу после этого текстурированные имплантаты были запрещены во Франции.

BIA-ALCL — опухоль, впервые описанная не онкологами, а пластическими хирургами. Она выявляется локально, в капсуле вокруг имплантата, не метастазирует и излечивается удалением и протезов, и капсул. Практически во всех случаях лимфома была связана с текстурированными, а не гладкими, имплантатами — впрочем, это не означает, что все пациентки с текстурированными имплантатами должны срочно их удалить. В официальном заявлении ISAPS сказано, что в отсутствии симптомов не требуется ни удаление имплантатов, ни какие-либо дополнительные обследования. Там же говорится, что на текущий момент нет данных, которые заставили бы отказаться от текстурированных имплантатов, а некоторым пациенткам они подходят лучше гладких. Другое дело, что на консультации врач должен рассказывать обо всех возможных рисках, позволяя принять информированное решение.

О своем опыте рассказывает Галина К. из Москвы.

«После рождения ребёнка меня перестала устраивать моя грудь, хотелось нравиться себе и чувствовать себя уверенно. В 2006 году я решилась сделать подтяжку груди, но хирург на консультации убедил меня, что в результате мастопексии я получу грудь первого размера и всю в шрамах. Он предлагал пойти другим путём — поставить имплантаты, говорил об их качестве и пожизненной гарантии. Я согласилась. Сразу после операции у меня нарушился гормональный фон, сбился цикл, появились прыщи, которые не прошли даже спустя полгода, часто было тяжело дышать. Потом появились сильные мигрени и обмороки при резкой смене погоды. Через год после операции у меня начали неметь руки, я не могла лежать на спине, потому что тошнило и кружилась голова. Потом я сильно похудела, появились проблемы с желудком, кожа стала сильно сохнуть. К 2014 году мне поставили множество диагнозов — от гастродуоденита до синдрома раздражённого кишечника.

За эти годы я обошла всех традиционных врачей, прошла все обследования, попробовала китайскую медицину, массажи и прочее. Лучше не становилось. Постепенно я стала большую часть времени проводить в кровати. Уже с утра через час после пробуждения я чувствовала себя уставшей и хотела спать. Я перестала что-либо планировать, потому что не знала, смогу ли я осуществить свои планы или мне будет плохо.

В 2017 году я обратилась к психотерапевту. Врач не увидела у меня признаков депрессии, но я попросила выписать мне антидепрессанты, потому что слышала, что они неплохо помогают при проблемах с кишечником. Я пропила антидепрессанты около полугода. Здоровье не улучшилось совсем, зато после их отмены нарушился менструальный цикл. В 2018 году гинеколог-эндокринолог мне поставила диагноз преждевременной недостаточности яичников, заверив, что это наследственное и антидепрессанты ни при чём.

К весне 2019 года я имела теносиновиты и воспаления в связках шеи, плеча, бедра, лодыжек, постоянные боли в спине, мигрени, скачки давления, непереносимость множества продуктов, аллергию, хронические проблемы с желудком, желчным пузырём и кишечником, боли в суставах, боли в мышцах, выпадение волос, хроническую усталость, нарушения уровня половых гормонов и многое другое. Ревматолог подтверждала множество системных нарушений, но поставить однозначный диагноз не могла.

В какой-то момент я впервые за все эти годы подумала, не может ли всё это быть реакцией на имплантаты. В этот же день я нашла в фейсбуке группу, посвящённую болезни грудных имплантатов, прочла симптомы и почти все их нашла у себя. У меня появилась надежда, о которой я уже забыла. Я осознала, что за эти годы с имплантатами я даже не успела их прочувствовать: я ждала, что моя жизнь с новой грудью станет яркой и насыщенной, а вместо этого с первых же месяцев погрузилась в борьбу за здоровье. С марта 2019 года я проконсультировалась у четырёх пластических хирургов, была у ревматолога. Хирурги не против удалить имлантаты, «если мне так станет легче». Ревматолог, когда узнала, что у меня имплантаты, сказала, что я уже не первая с подобными симптомами и, конечно, лучше их убрать. Наука пока собирает доказательства, и нужно время и данные для признания болезни грудных имплантатов.

Я надеюсь прооперировать грудь в ближайшее время и понимаю, что мне совершенно неважно, как она будет выглядеть. Когда я осознала, что из-за желания понравиться другим провела столько лет в страданиях и болезнях, во мне что-то перевернулось. Сейчас мне всё равно, что подумают другие. Тело совершенно, когда оно здорово, без здоровья не получится наслаждаться жизнью».

Фото: Depositphotos

Сила соцсетей

Группам в фейсбуке с обсуждениями «болезни грудных имплантатов» посвящена отдельная статья 2017 года в Журнале пластической и реконструктивной хирургии. Авторы отмечают, что связь имплантатов с аутоиммунными и другими системными заболеваниями не доказана, а диагноз пациентки ставят себе самостоятельно, обращаясь за удалением имплантатов, причём с чёткими требованиями, например, о полном удалении фиброзной капсулы. Участницы группы часто выражают недовольство коммуникацией с врачами и активно благодарят за поддержку соратниц, называя друг друга breasties (игра слов: bestie — лучшая подруга и breast — грудь). По мнению авторов публикации, важно идти навстречу пациенткам и соглашаться на удаление протезов, но при этом объяснять, что на данный момент неизвестно об их связи с аутоиммунными процессами.

В исследовании состояния ста пациенток, удаливших имплантаты, выяснилось, что у тех, кому действительно было диагностировано аутоиммунное заболевание, улучшения не происходило. Среди женщин с жалобами, но без подтверждённых ревматических или аутоиммунных болезней после эксплантации исчезали и физические, и психологические симптомы. Проявления, беспокоящие пациенток, могут быть вызваны психологическими проблемами; в частности, уровень тревожности у участниц опроса был таким же, как у людей с диагностированным тревожным расстройством. Высокий же уровень тревоги мог быть отчасти связан с причинами, по которым женщины изначально хотели увеличить грудь или изменить её форму — например, с низкой самооценкой, говорится в опросе. Понятно, что психологический дискомфорт может подкрепляться и недостаточным вниманием со стороны врачей, когда пациентке кажется, что её запросы игнорируются. Поддержка в соцсетях резко контрастирует с этим — и убедить себя, что проблемы связаны с имплантатами, становится проще.

Ещё в одной публикации 2019 года подробно рассказывается об отсутствии доказательств связи системных заболеваний с имплантатами — и о низком качестве исследований, где такая связь всё же была продемонстрирована. Тем не менее авторы не исключают, что сложное взаимодействие материалов имплантата, иммунной системы, генетических и других параметров у отдельных пациенток теоретически может привести к системным симптомам. На полное описание новой болезни могут уйти десятилетия, а начинать нужно с тщательного сбора данных, для которого понадобятся регистры. Они есть в небольшом числе стран, основана Международная коллаборация регистров (ICOBRA). По словам Дмитрия Мельникова, идёт работа над созданием такого регистра и в России.

Следите за историями успеха, полезными советами и многим другим, подписавшись на Woman.ForumDaily в Facebook и Instagram, и не пропустите главного в нашей рассылке.