The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.

Пытки, избиение, сексуальное насилие: Американка, вдова боевика ИГИЛ, пытается вернуться домой

19.04.2018, 11:52 EST

Источник: CNN

Саманта Салли думала, что получит жизнь-праздник в штате Индиана, но вместо этого испытала ужас от ритуальных избиений, пыток, изнасилования, которые пропагандируют боевики ИГИЛ в своих видео, пишет CNN.

Фото: кадр видео CNN

Праздник – это то, что обещал ей ее муж Муса Эльхассани, когда позвал ее приехать в 2014 году в Гонконг. Пара планировала переехать в Марокко ради более дешевой жизни, но для этого необходимо было провести деньги через Гонконг.

Через пару дней Салли оказалась на турецкой границе с Сирией, рядом с территорией ИГИЛ. Муж держал за руку дочь Салли, Сару, а женщина держала за руку сына Мэтью. Женщину поставили перед жестоким выбором – оставить дочь на территории ИГИЛ и спасти сына или последовать вместе с мужем и детьми на территорию Халифата в ИГИЛ. Женщина говорит, что это был единственный способ спасти дочь.

«Остаться с сыном и смотреть, как моя дочь уходит вместе с мужем было невыносимо – я должна была сделать выбор. Возможно, я никогда больше не увидела бы свою дочь», – вспоминает 32-летняя Салли в интервью для CNN.

Интервью женщина давала, находясь в сирийско-курдской тюрьме. Там она оказалась после того, как боевики ИГИЛ потерпели поражение в Ракке. Она не уверена, сможет ли снова увидеть США.

«Я была как будто в тюрьме»

Салли работала вместе с Эльхассани в компании по доставке в Элкхарте, штат Индиана. Они жили вместе с ее сыном от первого брака Мэтью и дочерью Сарой.

Эльхассани увлекался гонками и любил смотреть семейные телешоу. Он, по словам Салли, употреблял наркотики и обманывал ее, демонстрируя, что он благочестивый верующий. Их семейная жизнь не была гладкой, но Эльхассани предложил переехать в его родную страну Марокко, где бы Салли сделали операцию на колене недорого, и они смогли бы начать жизнь заново.

Женщина говорит, что идея ей настолько понравилась, что она согласилась поехать в Гонконг и помогла перечислить деньги. Затем пара отправилась в Турцию, и, по словам Саллли, это был романтический период их отношений. Эльхассани дарил подарки и был очень внимателен к семье.

Поездка в Азию нужна была, чтобы обойти правоохранительные органы, которые выявляют тех, кто стремится присоединиться к ИГИЛ. Но Салли утверждает, что она не знала, во что ввязывается, до тех пор пока не оказалась на турецкой границе возле города Санилурфа.

Там Эльхассани отказался оставить женщину в гостиничном номере, заявив, что город «слишком опасен».

«Как только мы добрались до Санилурфы, все изменилось. Я чувствовала себя заключенной», – говорит женщина.

«За те годы, что мы были вместе, он разлучил меня с моей семьей. Я не видела, что что-то идет не так. Я всегда думала, что мой муж всегда прав», – вспоминает она.

На турецкой границе Салли поставили перед сложным выбором. Она утверждает, что ее вынудили пересечь границу, и она надеялась, что позже появится возможность вернуться в Турцию.

«Люди могут думать все что захотят, но они не знают, каково это – принять такое решение», – говорит она.

Покупка рабов на рынке

Внутри так называемого Халифата ее отношения с Эльхассани резко изменились.

«Мы были очень влюблены. Романтичность никогда не уходила из отношений. Но как только мы приехали сюда, он изменился: я была собакой, у меня не было выбора. Он был очень жестоким, и я ничего не могла с этим сделать», – вспоминает Салли.

Она говорит, что боялась развестись, так как у нее отобрали бы детей и она была бы еще более уязвима, оставаясь в ИГИЛ. Она рассказала, что как-то, будучи беременной, провела три месяца в тюрьме ИГИЛ по подозрению в шпионаже на США. Ее держали в одиночной камере и подвергали пыткам и сексуальному насилию.

Позже ее отпустили и она вернулась в небольшой дом, который построила для своей семьи на окраине Ракки. Туда иногда возвращался с линии фронта и Эльхасанни.

Салли чувствовала себя одинокой, и муж предложил ей выход. В 2014 году боевики ИГИЛ захватили сотни езидов и многих молодых женщин продавали как рабынь или для сексуальных утех. Эльхасанни предложил взять в дом рабыню, чтобы Салли не было так одиноко во время его отсутствия. Он повел ее на рынок рабов.

Там она увидела Соад.

«Когда я увидела Соад, то не могла думать о деньгах, мне хотелось помочь ей», – рассказала Салли. 17-летняя девочка стоила 10 тысяч долларов – половина суммы, которую Салли незаконно привезла из США. Она привела Соад домой, и вскоре муж изнасиловал девочку.

Вскоре Эльхассани решил «купить» свою собственную рабыню и потратил еще 7500 долларов, купив 14-летнюю Бедрин. Он изнасиловал и эту девочку. Позже семья купила за 1500 долларов мальчика Аама.

Салли утверждает, что купила девочек, чтобы защитить их и заботиться о них.

«Я пыталась сохранить деньги, я знала, что рано или поздно Эльхассани умрет и мне понадобятся деньги. Таков был план», – говорит женщина.

На вопрос, чувствует ли она, что причастна к серийному изнасилованию девочек, Салли ответила:

«В каждом доме происходило то же самое, но у нее не было той поддержки, какую оказывала я. Мы постоянно говорили о том, чтобы помочь ей увидеть маму. Я собиралась вытащить ее отсюда и вернуть домой».

«И нет, никто никогда не узнает, каково это – смотреть, как муж насилует 14-летнюю девочку. И когда она приходит к вам, плачет, а я обнимаю ее и говорю, что все будет в порядке, просто наберись терпения. Я никогда не буду извиняться, что привела этих девочек к себе домой. Я была у них, а они у меня. И мы знали, что если мы будем терпеливыми, то мы выживем. Вы понимаете? В другой ситуации их бы заперли в спальне и поили только чаем. А так мы были вместе, мы вместе готовили, спали в одной комнате, пили кофе. Я была им как мать», – говорит Салли.

Два сломанных ребра

Салли не похожа на благочестивую жену боевика ИГИЛ. У нее большая татуировка на шее с правой стороны, кольцо в носу, и она курит. К тому же, ее опрашивали сотрудники ФБР, которым она призналась в добровольном присоединении к ИГИЛ, и этот факт осложняет ее ситуацию, и может привести к тюрьме.

CNN поговорили с некоторыми друзьями женщины, которые живут в Индиане. Они утверждают, что она добрая женщина и что они не видели признаков радикализации.

«Она удивительный, замечательный, щедрый человек, действительно хороший друг и отличная мать для Мэтта и Сары», – говорит друг Андрия Лайтнер.

Еще один близкий друг Салли, на правах анонимности, рассказал, что перед отъездом в Гонконг она стала меньше общаться с окружающими и не рассказывала друзьям о предстоящей поездке.

CNN также нашли девушку Соад, которая жила в доме Салли. Девушка воссоединилась со своей семьей и сейчас находится в лагере беженцев в Ираке. Она с благодарностью вспоминает американку.

«Я очень хочу тебя увидеть, даже если это будет в последний раз. Я очень скучаю по тебе и твоим детям. Я готова сделать все, чтобы помочь тебе выбраться. Я так люблю тебя», – сказала Соад в видеообращении к Салли.

Салли и ее семья стали жертвами. Ее сына Мэтью хотели сделать актером в одном из пропагандистских роликов ИГИЛ. Однажды один из бойцов ИГИЛ пришел к ним в дом и принес сценарий ролика, который был частично на арабском, частично на английском.

«После того как я увидела сценарий, меня избили. Я сказала мужу, что это неприемлемо (ролик с участием Мэтью). После моих слов он стал очень жестоким, напугал сына и заставил его стать соучастником. В итоге у меня были сломаны два ребра. Это случилось через три дня после кесарева. Я ничего не смогла сделать», – вспоминает женщина.

Мэтью заставили сниматься в роликах ИГИЛ.

«Он приходил домой уставший и все время плакал», – вспоминает женщина.

На видео запечатлен Мэтью, который идет мимо разрушенной мечети и обещает отомстить президенту США Дональду Трампу и Западу.

«Это было очень тяжело. Я должен был сказать одно слово, а затем повторить по-арабски. Я не хотел этого делать, и меня ударили», – сказал мальчик.

На вопрос, где бы он хотел оказаться сейчас, Мэтью сказал: «Вернуться в свой штат. Обратно в Америку».

ИГИЛ – кучка «Головорезов, употребляющих наркотики».

Шанс сбежать из Ракки у семьи появился после того, как в прошлом году дрон убил Эльхассани.

«Я смогла дышать. Это было как – Ок, теперь мы можем перейти к следующей фазе. По крайней мере, мы все теперь могли дышать», – вспоминает Салли.

Силы США и международной коалиции медленно сжимали кольцо вокруг Ракки, но Салли говорит, что возможности убежать с другими мирными жителями у нее не было.

«Все, что я знала, что если мы попытаемся уйти, то у снайперов, которые работали с моим мужем, есть право убить меня. Поэтому я думала, что если я выйду, то подорвусь на мине или меня застрелят», – говорит женщина.

Салли с семьей оставались в Ракке очень долго и вышли из города вместе с последней сотней бойцов ИГИЛ. Она отделилась от конвоя и ушла на восток, а затем ее задержали.

«Мне все равно, что думают люди. Когда я ушла, я была очень счастлива, я не могла дышать все три года. Все, что я видела, была кучка головорезов, употребляющих наркотики, которым не было места и они создали свое собственное государство», – говорит она.

«Я сделаю все, чтобы вернуть моих детей туда, где им место. Если мне придется провести 15 лет в тюрьме, то это лучше, чем оставаться здесь», – говорит она.

Семья мечтает вернуться домой в Америку, но агенты ФБР пока не предъявили ни обвинений, ни билетов на самолет в Америку.

Следите за историями успеха, полезными советами и многим другим, подписавшись на Woman.ForumDaily в Facebook, и не пропустите главного в нашей рассылке.