Как белоруска иммигрировала в США и стала преподавателем в престижных вузах - Woman.ForumDaily

Как белоруска иммигрировала в США и стала преподавателем в престижных вузах

04.06.2018, 08:00 EST

Источник: Комсомольская Правда

Белорусская поэтесса и переводчик Вальжына Морт 12 лет преподает литературу в американских университетах.

Фото: личный архив

В 2006-м Вальжына окончила магистратуру в Вашингтоне, ее поэзия и переводы выходят в американских издательствах, и сама она преподает в частном Корнельском университете мастер-классы по креативному письму, художественному переводу и эссеистике, рассказывает КП. В ее группах – по 15 человек, причем эти курсы выбирают не только филологи, но и будущие инженеры, биологи, ветеринары, бизнесмены.

— На выступлениях в Беларуси (как раз недавно в Минске вышла моя новая книга поэзии «Эпідэмія ружаў») слышу: это у вас постмодернизм, да? Учителя, библиотекари – люди, связанные с литературой, не разбираются в таких понятиях, – говорит Вальжына. В школах и вузах Беларуси занимаются биографической интерпретацией произведений, а не анализируют текст и контекст, язык и стиль.

В США на писательские курсы – ажиотаж. Вальжына любит ребят с нефилологических дисциплин — они приносят на занятия своеобразный язык, заставляя подтянуться филологов. Например, как-то студентка-медик на занятиях Вальжыны ставила диагноз больному персонажу, а «Процесс» Кафки разбирали будущие юристы.

Занятия на лавочках в парке

Кстати, карьеру Вальжына начинала не в престижном частном вузе, а в государственном университете города Балтимор с не самыми лучшими возможностями — это касается не только зарплаты, но и культурной жизни, которую обычно создает вокруг себя университет, небогатой библиотеки.

— Это городской университет в достаточно бедном городе. Большинство студентов — не только первые в своей семье, кто поступил в университет, но зачастую и первые, кто окончил школу. Чтобы заработать на карманные расходы, мои студенты приторговывали и марихуаной на углу, и танцевали стриптиз. В Балтиморе я могла получить такое сообщение: «Занятие пропущу – мне прострелили ногу». Это не делало этих ребят ни хуже, ни лучше других. На литературных курсах с ними всегда было интересно. Они читали серьезно, по-взрослому, с высоты своего нетривиального жизненного опыта. Я скучаю по ним, — говорит преподавательница.

А вот частный Корнельский университет, в котором Вальжына преподает уже 6 лет, входит в топ-10 американских вузов.

Фото: Корнельский университет

— Между моим взрослением в Беларуси и взрослением моих международных студентов – пропасть. Но в этом и соль моего места во главе стола – я не только даю моим студентам знания по литературе, но и, в этом глобальном мире, знакомлю их с различным жизненным опытом. Мы читали рассказ пуэрториканца Джуно Диаза – мать работает на фабрике и отдает на лето сыновей теткам за город, чтобы те не вляпались во что-нибудь. Мои студентки завели в один голос: «Она не любит своих сыновей, избавляется от них на целых три месяца». Тут я им рассказала, как и меня на все лето родители сплавляли в деревню, в этой деревенской ссылке все гораздо сложнее, чем любит-не любит!

Корнель – дорогой университет, но он может себе позволить предложить лучшим студентам стипендии. Здесь за студентов борются — завкафедрой может лично позвонить потенциальному абитуриенту с приглашением. Студенты – во главе университетских интересов.

Топовые вузы также могут позволить себе именитых преподавателей, отыгрывающих весомую роль в национальной и международной науке и публикующихся в престижных издательствах. Вузы хотят, чтобы интеллект страны был сконцентрирован у них. Чтобы привлечь лучших ученых в своих дисциплинах, вузы, сверх зарплаты и медстраховки, оплачивают участие в конференциях, дают бюджет на покупку книг, на личного ассистента. Могут предложить, рассказывает Вальжына, меньшее количество курсов. Значит, остальное время можно отдать науке и творчеству — это выгодно и вузу, и ученому. Я знаю писательницу, живущую в Нью-Йорке, которую привозит и отвозит в Йельский университет личный водитель. Так вуз хотел ее видеть среди своих лекторов.

Годовая зарплата преподавателей в США, по данным статистики, имеет разброс от $70-80 до $220 тыс., откуда вычитается приличная сумма налогов. Конкретный уровень заработка, по словам Вальжыны, зависит от ряда профессиональных факторов. Скажем, почасовик, который подписывает контракт на каждый отдельный курс, часто преподает в нескольких колледжах сразу и все равно получает куда меньше, чем профессор на полную ставку. Еще суммы зависят от возможностей штата и города (разный уровень жизни тоже закладывается в зарплату), финансовых возможностей отдельного университета, успешности специалиста в науке. Есть публичные интеллектуалы, звезды публицистики. Такие за один вечер выступления в вузе получают столько, сколько почасовик зарабатывает за целый год.

Корнель постоянно приглашает для выступлений нобелевских лауреатов, популярных интеллектуалов, лекторов из других вузов, организовывает чтения, концерты. В каком-то смысле, университеты США взяли патронаж над литературой – нанимают преподавать современных авторов, привозят и дебютантов, и литературных звезд. Когда бывшие студенты выпускают книгу, их сразу приглашают выступить в свой университет.

— Многое в частном университете — за деньги его же выпускников. Скажем, один бывший студент может, создав специальный фонд, платить зарплату нескольким преподавателям, — рассказывает Вальжына. — Семья выпускника Корнеля, который погиб 11 сентября 2001 года в башнях-близнецах, раз в год приглашает в университет ирландского литератора – они эмигранты из Ирландии, и эти литературные чтения – в честь о погибшем сыне, который любил литературу.

В Корнеле у преподавателей меньше часов на преподавание, зато есть больше времени на творческую и научную работу. Но больше всего времени уходит на индивидуальную работу со студентами:

— Часто встречаемся со студентами на лавочке в парке или в кофейне и продуктивно работаем над дипломом или на индивидуальных занятиях по художественному переводу или восточноевропейской литературе. Многие пишут стихи, им хочется поговорить о них, узнать, как опубликоваться.

Да, есть часы в офисе, но со студентами я часто встречаюсь за кофе или за завтраком.

Фото: личный архив

Во время занятий по литературе — разговоры о политике

— Мне дают провести курс «Современная американская поэзия», — вот и вся программа, — говорит Вальжына. — А кафедра набирается так, чтобы работали люди, специализирующиеся на разных периодах и литературах, изучающие их под разным углом. Тут нет материала из пожелтевшего конспекта, как и того, чтобы ты читал только литературу своего периода, не следя за новинками.

Каждый год преподаватель сам решает: в этом семестре будем говорить о современной поэзии только по книгам женщин. В следующем – по книгам дебютантов. Можно, например, рассмотреть эко-тему в современной поэзии.

— Курс формирует реальность. Когда осенью 2016 года президентом США выбрали Трампа, то весной много литературных курсов прошло под углом фашизма. Говорили об этом на примере классики, — рассказывает белоруска. — Если я читаю со студентами «Мадам Бовари» Флобера, то мы говорим о нынешнем обществе потребления. Это литература про нас. Как-то я хотела познакомиться с творчеством английского поэта XIV века Джефри Чосера и ходила на семинары к коллеге. В это время вышел альбом Бейонсе Limonadе, и профессор с интересом проводила параллели между текстами Чосера и современной певицы, которые разрабатывают одни и те же литературные приемы.

Студенты обязательно покупают те 5-6 книг в семестр, о которых говорят на занятиях. Причем – в бумажном варианте, чтобы на полях прорабатывать тексты. Вон он американский капитализм в действии – на студентов нацелены и издатели. Ну а методы работы зависят от преподавателя. Студенты очень пекутся об оценках — они амбициозные и мотивированные, не любят терять время, им интересно все.

К белоруске часто приходят студенты, хорошо знакомые с восточноевропейской поэзией. Они начитаны поляками – это влияние нобелевских лауреатов Чеслава Милоша, Виславы Шимборской, очень популярных в 1980-х, когда многие американские поэты писали под Милоша. Читают в США Ахматову, Мандельштама, Пастернака, Алексиевич. Еще одного нобелевского лауреата Иосифа Бродского любят не столько как поэта, а как прозаика, пишущего о поэзии. Его проза о литературе – это американский подход: подробный, строка за строкой, анализ стихотворения.

Один из знаменитых преподавателей Корнеля – Владимир Набоков. Когда он писал «Лолиту», как раз работал тут на кафедре славистики. Вальжына говорит, что порой гуляет его тропами по кампусу в Итаке – к примеру, на пруду, где он ловил бабочек.

— О белорусской литературе тут слышали мало – сказывается отсутствие хороших переводов, — рассказывает Вальжына. — Но для меня было открытием, что в библиотеке Корнеля есть несколько шкафов с белорусской литературой – есть все современные авторы, серии с классикой, американские иммигрантские издания. Это помогло, когда в Корнель приезжала Светлана Алексиевич. Чтобы быть подготовленными ко встрече, быстро заказали и прочитали со студентами «У войны не женское лицо». В своих отчетах в конце семестра многие написали – вот ради таких встреч и поступаешь в университет.

Следите за историями успеха, полезными советами и многим другим, подписавшись на Woman.ForumDaily в Facebook и Instagram, и не пропустите главного в нашей рассылке.