Что ждет женщину, решившуюся на аборт в США - Woman.ForumDaily

Что ждет женщину, решившуюся на аборт в США

27.05.2018, 08:00 EST

Источник: ВВС

По длинному, переполненному людьми коридору, освещаемому лампами холодного дневного света, идут десять женщин. Все они обнажены от пояса и ниже, на бедрах — широкие белые повязки.

Фото: BBC

Женщины направляются в так называемую комнату отдыха — помещение без окон, внутри которой — лишь массивные диваны и телевизор. Это небольшая клиника Hope («Надежда») в городе Шривпорт на северо-западе Луизианы. Она специализируется на абортах, рассказывает ВВС.

Это единственное учреждение подобного рода в радиусе 320 км, и зона охвата этой клиники постоянно расширяется. Сюда приезжают пациентки не только из сельской местности Луизианы, но и из близлежащих штатов Техас, Арканзас и Миссисипи. Свободные места в клинике быстро разлетаются. Сегодня на прием записаны 30 женщин. Не пришла из них только одна. Аборты в Hope делают преимущественно на ранних сроках беременности — в первом триместре. Такие операции, как правило, занимают 10 минут.

«Думаете, это много? Приходите посмотреть, что тут творится по субботам», — говорит администратор больницы Кэталин Питтман.

Эта высокая 60-летняя уроженка Луизианы производит впечатление прямолинейной и бесстрашной женщины. Оно и неудивительно: в сфере оказания услуг по прерыванию беременности она отработала 35 лет. Когда Питтман начала работать в клинике Hope в 1980-х, с доступом к абортам дела обстояли совсем не так, как сейчас. В штате действовало 11 клиник, где можно было прервать беременность. Однако за последнее десятилетие число подобных учреждений по всей стране существенно снизилось. В семи штатах их сейчас осталось лишь по одной. За 2017 год — первый год Дональда Трампа в должности президента США — в 19 штатах приняли 63 закона, ужесточающих аборты. В 29 штатах, в том числе и в Луизиане, ведется активная политическая борьба против конституционного права на аборт, настолько жесткие в них вводятся ограничения. Противники абортов активизировались как никогда ранее.

Фото: BBC

Люси

Люси добиралась до клиники три часа из маленького городка. Она на девятой неделе. Работает кассиром в магазине. Чтобы приехать в клинику, женщина взяла выходной. Привезти попросила друга. Ей 21. В одиночку воспитывает дочку, которой нет еще и года. Родителей рядом нет, они живут в другом штате.

«Брэдли — по-настоящему счастливый ребенок, — рассказывает Люси. — В октябре ей будет год, и я никак не могу всего через несколько месяцев завести второго ребенка. Я не потяну двоих детей. Даже если бы отец ребенка был против аборта, я бы все равно его сделала».

Женщина решительно качает головой. Ее круглое лицо с пухлыми щеками обрамляют короткая копна волос. Она готова к консультации психолога — обязательной по законам штата. Это беседа тет-а-тет с одним из консультантов клиники, во время которой пациентка должна заполнить длинный подробный бланк информированного согласия. Дежурный консультант Делия объясняет в деталях, какие могут возникнуть осложнения. «Инфекции, тромбы, кровотечения, разрыв стенки матки», — читает Делия. Люси слушает без тени сомнения на лице. Затем говорит, что ей может понадобиться финансовая помощь, так как в неделю она зарабатывает 525 долларов, а аборт в клинике на такой стадии беременности стоит 550.

«Пожалею ли я об этом? Не думаю… У меня уже есть ребенок. Думаю, позже я смогу родить еще одного. Но если честно, пока не хочу. Хватит с меня дочки», — говорит она.

Фото: BBC

Безопасность и наблюдение

В клинике Hope сотрудница регистратуры на входе пропускает пациентов, открывая кнопкой бронированную дверь. Одновременно она следит за периметром клиники на экране монитора, на который выводятся изображения с 15 камер внешнего наблюдения.

Когда в 2016 году началась предвыборная президентская кампания, в стране резко возросло количество нападений на такие клиники, включая несанкционированное проникновение на их территорию, кражи со взломом и вандализм. Участились и случаи преследования сотрудников клиник и нападений на них. За год в США прошло более 61 тыс. пикетов против абортов. Это самый высокий показатель за все время ведения статистики. В 2016 году о случаях насилия того или иного рода заявила практически половина больниц, делающих аборты. Это на 6,2% процента больше, чем в 2014 году.

Гинеколог, 36 лет работающий в этой больнице, проводит здесь операции по прерыванию беременности дважды в неделю. Активисты обвиняют его в том, что он «убивает младенцев», и грозят «отправить его к Иисусу». Врачу пришлось попросить полицию взять под охрану его дом. По его словам, прерывание беременности — это «репродуктивный выбор», на который женщины должны иметь право.

Согласно опросам, около 57% американцев уверены, что в большинстве случаев аборты должны быть по-прежнему разрешены законом. В то же время 40% опрошенных, большинство из которых республиканцы, предпочли бы, чтобы преждевременное прерывание беременности запретили.

Фото: BBC

«Молящиеся воины»

«Вопрос абортов в последнее время стал особенно злободневным, потому что нет более важной темы в жизни, чем сама жизнь», — говорит представитель общественного движения против абортов в городе Шривпорт. Мы встретились у здания медицинского центра Bossier, находящегося в 15 минутах езды от клиники Hope. Центр закрылся в апреле 2017 года. Это скромное кирпичное здание, рядом пустующая парковка.

Фото: BBC

Дэвид, отец троих детей, называет себя убежденным христианином. Он принимает участие в кампании «40 дней для жизни» — курсе молитвенных собраний, которые проводят активисты у здания клиники. Они называют себя молящимися воинами. Пенсионерка Кэрол Харрис пытается раздавать листовки пациентам клиники. «Это не только ваш выбор», — гласит заголовок красочного буклета, который она держит в руках. В нем приводятся фотографии зародыша на разных этапах развития, история женщины, сожалеющей об аборте, и информация о двух местных центрах поддержки беременных, которые помогают будущим матерям бесплатными подгузниками и молочными смесями.

Фото: BBC

Каталия

Каталия избегает разговоров с активистами, быстро проходя мимо них в клинику. Она одета в тренировочные штаны, шлепанцы и поношенную красную рубашку. Ее волосы собраны в пучок. 22-летняя девушка два часа добиралась сюда из городка Маунт-Плезант в Техасе, чтобы сделать аборт. Второй в жизни.

«Мы с парнем уже договорились, что у нас сейчас нет средств на ребенка. Тут либо избавиться от него, либо отдать на усыновление… Но я не могу представить, что отдам кому-то своего ребенка», — говорит она.

У пары уже есть годовалый сын Андре. Когда через четыре месяца после родов Каталия опять забеременела, у нее возникли осложнения, и по совету врачей она решила прервать беременность. Сейчас ситуация другая. На двоих они зарабатывают примерно 800 долларов в месяц, работая 10-часовые смены на местном предприятии по переработке пищевых продуктов. Подобные истории хорошо известны работникам клиники. По их словам, финансовые проблемы — основное объяснение от женщин, приходящих сюда, чтобы прервать беременность. В подавляющем большинстве они чернокожие, плохо образованные и не имеют доступа к контрацептивам.

Исследование на ультразвук подтвердило, что Каталия находится на пятом месяце беременности. Она отказывается смотреть на экран во время этой процедуры. Каталия плачет, слезы текут по ее щекам. «Это не вина ребенка. Это ничья вина», — говорит она. Она замолкает, глубоко вздыхает, вытирает слезы и поднимает взгляд, уже полный решимости: «Мы просто не можем себе это позволить… Мне очень жаль».

Фото: BBC

Поле битвы

Официально запретить аборты в США не так-то просто. За первые полгода правления Трампа была принята 431 законодательная норма на уровне штатов, ограничивающая доступ женщин к прекращению беременности. Затем за первый квартал 2018 года в 37 штатах было введено 308 ограничений. Однако идет и обратный законодательный процесс. Было разработано необычайно много мер, направленных на защиту репродуктивных прав — более 700 в 44 штатах. В Луизиане был предложен один из самых спорных законов из всех — запрет на аборт после 15 недельного срока беременности вместо нынешних 20 недель. Эту норму совсем недавно утвердил сенат штата. Если в итоге будет принят закон, он станет вторым по строгости в отношении срока беременности.

Самый строгий закон был принят в мае в штате Айова. Законодатели штата, среди которых большинство республиканцев, запретили проводить аборты с момента, когда у зародыша можно определить биение сердца. Как правило, это происходит после шестой недели. Оппоненты считают этот закон антиконституционным. «Ограничения, ограничения… каждый год их становится все больше, — говорит Кэталин Питтман. — Пожалуй, наиболее сильно на нас сказался период ожидания в 24 часа». С 1995 года все женщины обязаны встретиться с врачом не менее чем за 24 часа до аборта, чтобы у них было время подумать о своем решении. Сейчас Луизиана хочет увеличить это срок до 72 часов.

Большинству пациенток клиники Hope от 20 до 30 лет. У большинства из них уже есть как минимум один ребенок, а многие, как Люси — одинокие мамы, едва сводящие концы с концами. Примерно 80% из них живут за чертой бедности. И им приходится выделять 500 долларов из своих средств на операцию, которая по закону не может оплачиваться из бюджетных средств штата и страны. Не покрывает ее и большинство медицинских страховок.

Фото: BBC

Суббота

По субботам в клинике наиболее людно. В эту субботу в Шривпорте бушует ураган. Запланировано 50 абортов, что в два раза больше обычного буднего дня. Ливень не останавливает пациенток. В операционной идет подготовка. Медсестры разворачивают белые простыни на кроватях, на которых женщины смогут прийти в себя после операции. Из операционной периодически слышны звуки работы вакуумного насоса.

На улице тоже наблюдается всплеск активности. Группа противников абортов собралась на тротуаре. В акции участвуют 32 человека разных возрастов. Они растянулись в цепочки и медленно идут друг за другом, шепчут молитвы. В руках — Библии, кресты и изображения Иисуса. Мимо медленно проезжает фургон с огромным билбордом, на котором изображен зародыш и написано: «Ты защитишь меня?». С другой стороны на плакате — лицо ребенка и надпись «Я мог слышать голос мамы еще до рождения. Факт: жизнь начинается после зачатия».

Фото: BBC

Неделю спустя

Когда я позвонила Люси через неделю после операции, она сказала, что восстановилась и вернулась на работу в магазин. Но не все пошло так, как она планировала.

«Было плохо, очень больно, хотя и говорили, что больно не будет», — жалуется она. Люси говорит, что больше этого никогда не сделает, и не только потому, что это физически больно. «Я чувствую… какое-то сожаление. Я поговорила с его отцом. Я думаю, что оставила бы ребенка… Не думала, что буду сожалеть, но, по правде говоря, это так», — признается она.

Каталия также в итоге сделала аборт. Ее партнер поддержал ее выбор, отвез ее в клинику и ждал четыре часа. По дороге домой они купили ее любимое мороженое. «Конечно, это тяжело. Такие решения не принимаешь не задумываясь. Но так было лучше для нашей семьи, для меня… И это большое облегчение, что у меня была такая возможность, что у меня есть право приехать и сделать аборт», — говорит она.

 

Следите за историями успеха, полезными советами и многим другим, подписавшись на Woman.ForumDaily в Facebook и Instagram, и не пропустите главного в нашей рассылке.