7 детей и муж-миллиардер: что мы знаем о жене нового посла США в России - Woman.ForumDaily

7 детей и муж-миллиардер: что мы знаем о жене нового посла США в России

15.03.2018, 08:00 EST

Источник: Tatler

Главный редактор Tatler Ксения Соловьёва побывала на новоселье в Спасо-Хаусе и взяла у активистки, матери семерых детей, жены миллиардера первое интервью.

Фото: instagram.com/marykayehuntsman

«Журнал Tatler имеет честь пригласить господина посла и его супругу на Бал дебютанток…». Это письмо в середине октября я отправляла в Спасо-хаус без особой надежды на успех: Джон и Мэри Кей Хантсман приехали в Москву всего за пару недель до того. Новый посол США едва успел вручить верительные грамоты президенту РФ. Еще не было первого приема, не было дебюта на паркете Мраморного дворца. А тут – Колонный зал и девушки в шелках.

Развернутый ответ на свое письмо я получила из посольства на следующий день. Мистер Хантсман был бы рад, даже подтвердил свое присутствие, но все же вынужден отказаться. По веской причине: из Америки не успели прибыть некоторые его личные вещи, в том числе необходимый для полноценного участия в московской светской жизни смокинг.

«Был четверг, 28 сентября, – вспоминает сейчас его жена Мэри Кей. – Он позвонил и сказал: «Сенат утвердил меня». В воскресенье, 1 октября, мы уже летели в Москву».

«Вы знаете, когда Джон делал мне предложение – а женаты мы 34 года, – он сказал: «Надеюсь, ты готова к увлекательной жизни и к тому, что жизнь эта будет подчинена службе нашей стране». Так он воспитан. Так мы воспитали наших детей». В общем, президент сказал «надо». Какой уж тут смокинг!

Фото: instagram.com/marykayehuntsman

Это их пятнадцатый переезд. В начале восьмидесятых Хантсман 2 года работал на Тайване в миссии мормонов. С 1992-го, при Джордже Буше-старшем, – в Сингапуре, став самым молодым за последние сто лет американским послом. В 2009-м Барак Обама отправил его служить родине в ключевую в системе координат США страну – Китай. Что Трампу было не стыдно предложить Хантсману после Пекина? Только Москву, на пике расследования о «русском вмешательстве» в американские выборы.

И вот в канун Рождества мы сидим с Мэри Кей Хантсман на бежевых диванах в музыкальной гостиной Спасо-хауса. Она – в белой футболке, джинсах и босиком. Выглядит классической состоятельной американкой. Стройная (размер если не zero, то точно не больше второго), загорелая, холеная и очень светская. Несколько лет назад Хантсманы снимались у Энни Лейбовиц для американского «Вога», правила игры знают и следуют им без неуместного кокетства. Ее только что накрасили и уложили для нашей съемки – супруга посла, шутя, просит порекомендовать ей хорошего мастера в Москве. С интересом рассматривает одежду, которую приготовил наш стилист. Белое платье Victoria Beckham? «Да, обожаю платья-карандаш». Dolce & Gabbana в цветок? «Жизнерадостно». Бриллиантовые ожерелья Mercury? «Давайте примерим оба». Состояние семьи Хантсман оценивают в миллиард долларов – можно позволить себе вслух любить красивые вещи.

Фото: instagram.com/marykayehuntsman

Начало капиталу положил отец посла, Джон Хантсман-старший. В 1971-м он основал химический концерн Huntsman Сorporation, который прославился среди прочего пластиковыми контейнерами для бигмаков. Его сын помимо дипломатии и полистиролов занимался много чем. Дважды был губернатором Юты, и его рейтинг доверия редко опускался ниже девяноста процентов. В 2012-м баллотировался на пост президента США. Последние 3 года Хантсман возглавлял в Вашингтоне аналитический центр внешней политики Atlantic Council.

Миссис Хантсман – известная в Америке активистка. Ее проект Bag of Hope, направленный на поддержку больных диабетом, вырос в детскую программу в сфере здравоохранения, которая работает по всей стране.

Мэри Кей тоже из благополучной семьи. Ее папа был президентом банка. Она воспитывалась в лоне Епископальной церкви, одна из примечательных особенностей которой в том, что священниками могут становиться и женщины, и гомосексуалисты. Ей было четырнадцать, когда отца перевели из Орландо, штат Флорида, в Солт-Лейк-Сити, штат Юта. Там, в школе, она встретила своего будущего мужа. Искра пробежала сразу, но то один был несвободен, то другая. Они вместе работали в магазине Levi’s и в крошечном кафе: он мыл посуду, она резала салаты – идеальные обстоятельства для начала большой любви. Предложение Джон сделал Мэри Кей в 1983-м, когда работал в администрации Рональда Рейгана. С тех пор, к слову, Хантсман служил в администрации каждого президента США. Куда бы супруги ни переезжали, на тумбочке рядом с кроватью в их спальне стоит табличка: «Всегда целуй меня перед сном».

Фото: instagram.com/marykayehuntsman

Новый дом Хантсманов — бывший особняк промышленника Второва в Спасопесковском переулке. Сейчас в резиденции очень тихо. Неужели сократили персонал? Нет, объясняют мне, здесь всегда тихо и спокойно – это ведь обычный дом. Просто у него часто меняются хозяева. С нами очень спокойная немецкая овчарка Сэми – Хантсманы привезли ее с собой из Вашингтона. Есть еще кавалер-кинг-чарльз-спаниель Оливер. «Кажется, они нигде не были так счастливы, как здесь», – смеется Мэри Кей.

Грейси восемнадцать. Она китаянка. Настоящие родители забыли девочку на овощном рынке, а Хантсманы – удочерили. Когда они жили на Тайване, Мэри Кей, беременная третьим ребенком, зашла в католический монастырь. «Там я увидела десятки детей, которые лежали на одеялах, прямо на полу, – вспоминает она. – Во мне что-то изменилось».

«Никогда раньше я об этом не думала, но в тот день сказала Джону: «Мы должны усыновить ребенка». Он посмотрел на мой живот, улыбнулся и сказал: «Хорошо. Только не прямо сейчас, ладно?»».

Фото: instagram.com/marykayehuntsman

Много лет спустя, 19 мая 1999 года, Хантсман сказал жене: «Давай усыновим ребенка из Китая». Они начали собирать бумаги, через полгода им позвонили с вестью о том, что документы одобрены. Как оказалось, Грейси родилась… 19 мая 1999 года. В Америке девушка она окончила школу, отлично говорит по-китайски, поступила в Университет Пенсильвании, но воспользовалась случаем и взяла gap year – год свободы.

Cамой младшей дочери Хантсманов, Аше Барати, – двенадцать. Она из Индии, новорожденную девочку нашли в чистом поле. На этот раз Хантсманы улаживали формальности целый год. Думать о том, чтобы снова стать родителями, Джон и Мэри начали в разгар его первой губернаторской кампании. Хантсман тогда шутил: «Если проиграю, возьмем ребенка». Он выиграл. Но Ашу Хантсманы все равно удочерили.

Про закон Димы Яковлева Мэри Кей говорит только: «Я очень трепетно отношусь к усыновлению, принимаю близко к сердцу. Для меня это сильный эмоциональный опыт».

Старшие дети остались в Америке. 31-летняя Эбби работает ведущей канала Fox News. Двое сыновей Хантсманов, 27-летний Джон и 24-летний Уилл, – выпускники военно-морской академии в Аннаполисе. «В моей семье никогда не рождались мальчики, – рассказывает Мэри Кей. – Когда я пришла на ультразвук, то с порога пошутила: «Можете не называть пол, я и так знаю». На что доктор ответил: «Да? Наверное, вы уже и имя мальчику выбрали?». Я была в шоке. Прямо из больницы поехала в магазин, купила деревянный игрушечный самолет, пижаму в аэропланах. Кто же мог подумать, что Джон станет военным летчиком?».

Фото: instagram.com/marykayehuntsman

Старшая дочь Хантсманов – 32-летняя Мэри Энн – концертирующая пианистка. В ноябре она приезжала в Москву, чудесно играла Рахманинова на посольском приеме. А 29-летняя Лиди Хантсман работает в Америке в благотворительной организации, основанной ею вместе с мамой. В восемь лет Лиди диагностировали диабет. Мэри Кей с Лиди собрали сумку – аппарат для измерения уровня сахара, книжки, раскраски, игрушки – и пошли в гости к одному мальчику. Потом пришли с такой же сумкой ко второму, к третьему. Так появился их проект Bag of Hope, «Сумка надежды», теперь уже нацпроект. Для Лиди это дело жизни.

«Диабет – очень сложная болезнь, – говорит Мэри Кей. – Состояние Лиди меняется каждый день, но она необыкновенно сильная. И, кстати, первой из детей родила нам внука».

Еще Мэри Кей придумала проект Power of You, чтобы помогать подросткам, попавшим в трудную ситуацию. Однажды Хантсман собрала три тысячи старшеклассников на большом стадионе в Вест-Вэлли-Сити. Говорил юноша, которому не было восемнадцати. Как-то раз он, звезда футбольной команды, отличный парень, вся жизнь впереди, пошел на вечеринку с друзьями. Выпил бутылку водки, сел за руль, столкнулся с автомобилем, в котором ехала целая семья. Мама и двое малышей, которыми она была беременна, погибли, отец выжил. Парень не помнил ничего. Тишина на стадионе стояла такая, что было бы слышно, как упадет иголка. Потом говорил мужчина, выживший в той аварии. Он на глазах у всех простил мальчика.

В Москве Мэри Кей намерена заниматься проблемами тинейджеров.

«Много раз я убеждалась: какая бы ни была беда – наркотики, анорексия, булимия, жестокое отношение сверстников, диабет, рак, инвалидность, – справиться с ней легче, когда рядом есть кто-то, кто сам через это прошел», – говорит Мэри Кей.

Фото: instagram.com/marykayehuntsman

Первый раз Хантсманы приехали в Москву в 1995-м, обсуждать совместное предприятие на перспективном рынке. «Мы остановились в гостинице «Россия», – вспоминает Мэри Кей. – Люди были не слишком приветливы. ГУМ – абсолютно пустым. Как же все изменилось сегодня!».

Они с мужем любят вместе гулять, вместе стоять в планке. Вместе ходят в небольшие рестораны.

«Раз или два в неделю все тридцать четыре года мы обязательно устраиваем свидание. У каждого из нас столько своих дел, а ведь важно просто сесть друг напротив друга и поговорить».

Спрашиваю, где все-таки их дом. Говорю, что героини «Татлера» иногда шутят: «Дом там, где гардеробная». Мэри Кей смеется: «И это тоже важно. Но, вы знаете, всякий раз, когда определенный этап нашей жизни заканчивается и мы закрываем за собой дверь посольства, я чувствую: «Все, это больше не мой дом». Потому что мой дом там, где моя семья».

Следите за историями успеха, полезными советами и многим другим, подписавшись на Woman.ForumDaily в Facebook и Instagram, и не пропустите главного в нашей рассылке.